• Julia Sumzina

Образ Парижа в кино французской «Новой волны». Часть IV. Аньес Варда

За вдохновение благодарю фильмы великолепной Аньес, книгу «Варда».

Издательство «Сеанс», серия «Классики мирового кино», 2018.



Аньес Варда (1928 — 2019) стала легендой при жизни: режиссер, сценарист, фотограф, обладательница почетного «Оскара» за вклад в киноискусство. Так же Аньес Варда была феминисткой в лучшем смысле этого слова, сама она говорила: «Да, сейчас я могу посмотреть на мои фильмы новыми глазами. Но когда я снимала «Счастье» (фильм, за который Аньес очень критиковали — прим. автора), подобной ясности еще не было, хотя я уже читала и обсуждала Симону де Бовуар, боролась за контрацепцию, сексуальную свободу, новые методы воспитания детей и альтернативы традиционной форме брака. Так что я могу сказать, что я — феминистка. Но для других феминисток я недостаточно феминистка. Феминисткой меня делают мои повседневные поступки, а не какие-то феминистские фильмы».


Без ее фильмов и фотографий нельзя представить Францию второй половины ХХ века. Варда — часть Парижа своей эпохи, она принадлежала к родственной Новой волне, и часто включаемой в Новую волну, Группе кинорежиссёров Левого берега. Это объединение отличала связь с литературой, фотографией и другими видами искусства, а так же левые политические взгляды. Ведущими режиссёрами Левого берега были Крис Маркер, Ален Рене, сама Аньес, к группе примыкали так же Жан-Пьер Мельвиль, Ален Роб-Грийе, Маргерит Дюрас и другие.


Сегодня я хочу немного поговорить о черно-белой картине «Клео от 5 до 7» и Париже, отраженном в этом во многом новаторском фильме начала 1960-х.



«Клео от 5 до 7» (1962) от Аньес Варда показывает французскую столицу в то время, когда молодые люди начали вслух говорить обо всем, что их волновало. Нас снова подкупает свобода по-французски: с женщинами за рулем, свободными художниками разного рода, от музыкантов и начинающих певиц до скульпторов и красивых девушек, позирующих им обнаженными. Тут же мы видим и отсутствие этой самой свободы, Париж глазами молодого человека, вынужденного ехать на войну в Алжир.


Париж выступает одним из героев фильма наравне с основными персонажами. Глазами своей героини Аньес наблюдает за жизнью на улицах, любуется модными витринами, людьми в кафе, даже просто прохожими. Она гуляет по Правому берегу, в сопровождении своей помощницы, затем по Монпарнасу, показывает мастерскую скульптора. Примечателен момент, когда Клео говорит, что следовало бы называть улицы именами живых людей: «улица Пиаф, бульвар Зизи Жанмэр, проспект Азнавура...», а после их смерти менять названия на новые, ведь жизнь не стоит на месте и у Франции появляются новые герои. Варда демонстрирует зрителю то, как можно зайти в кинотеатр с со служебного входа, если у тебя там работает друг, и так по-французски смотреть философское немое кино с оттенком мрачной комедии начала ХХ века.

Кроме главной героини, зритель видит и других женщин: помощницу Клео — суеверную даму средних лет (кажущуюся живым воплощением женщины предыдущей эпохи), женщину-водителя такси, молодую натурщицу — типичную девушку 60-х: модную, смелую, очень живую.


Несмотря на серьезную тему, обозначенную с первых же минут, фильм по-французски оптимистичен, ведь режиссеры этой страны как никто умеют говорить о важном, снимая светлое кино.



Все это заставляет даже современную публику восхищаться фильмом о женщинах и о Париже, снятом женщиной — великим режиссером, и задумываться о тех вещах, которые кажутся обыденными, но еще полвека назад, даже в Западной Европе казались очень смелыми.


Текст: Юлия Сумзина (@js_artsreview)

Иллюстрации: Criterion Collection, Independent Cinema Office

Видео: UniFrance

21 views0 comments

Recent Posts

See All