• la notte

Фестиваль в просветах анфилад

«Пианиссимо» — самый изысканный проект классической музыки в Санкт-Петербурге.


Организаторы фестиваля «Пианиссимо», прежде всего основатель фестиваля Алексей Городнев, отважно нарушают горизонты ожиданий от предсказуемых консерваторских встреч с прекрасным. Выбирают прихотливые причудливые залы, где и музыка звучит непривычно, и круг слушателей узок, и атмосфера располагает к камерной уединенной медитации. Концерты фестиваля проходили в частном концертном зале Валерия Гергиева в петербургском курорте Репино, в бальном зале отеля Kulm в Санкт-Морице, в санкт-петербургском выставочном зале «Манеж».


Лоренцо Баньяти


В летнюю жару отрада удалиться, как говорил гоголевский милаш Иван Александрович Хлестаков, «под сень струй». Найти приятную прохладу в садовой беседке, гроте или на сквозняках в вечерней анфиладе больших красивых залов. Самое время вспомнить, что громадный музей мирового искусства, санкт-петербургский Эрмитаж обязан своим названием французскому слову hermitage, что значит «жилище отшельника», или садовый павильон, его имитирующий. Угадывая настроение лета, «Пианиссимо» с конца мая до начала июля провело концерты в Эрмитажном театре и локации с причудливым красноречивым названием: Большой итальянский просвет Нового Эрмитажа. Имеется в виду перспектива анфилады большой галереи громадных итальянских картин с выходом в галерею скульптуры. В этих просветах и сквозняках летом играть особенно пленительно. Благодарный зритель счастлив априори. А если музыканты справляются с непростой эхоакустикой анфилад, то восторг неподдельный.


Музыканты приглашаются на «Пианиссимо» азартные и амбициозные. Акустические помехи для них интересный вызов. Нынешним летом в фестивале участвовали молодые (от 20 до 30ти лет) пианисты Николай Кузнецов, Роман Борисов, Александр Болотин, Абисал Гергиев, Арсений Мун, Владимир Петров, Энджел Вонг, Лоренцо Баньяти, награжденные медалями разных фестивалей лауреаты XVI международного конкурса Чайковского Константин Емельянов и Дмитрий Шишкин.


Мне довелось послушать троих. Самый юный, двадцатитрехлетний Лоренцо Баньяти. Он выиграл кучу первых премий на фестивалях в итальянских городах, был лучшим студентом Венецианской консерватории им. Бенедетто Марчелло. С 2018 года магистрант Академии Гнесиных в Москве (класс Дениса Бурштейна). Лоренцо — человек солнечный и щедрый. Ведет тик-ток с миллионом подписчиков. В скетчах делится радостью, признается в любви и России, и Италии. Говорит по-русски лучше многих россиян. Внешне похож на героя венецианского театра, романтичного такого, изящного, учтивого, приветливого, но почему-то с пронзительной грустинкой во взгляде. Воспитанный в Венеции, Лоренцо принял самые тонкие токи, флюиды этого города: мистерию света, призрачную координацию во времени и пространстве, умение азартно рассказать витиеватую, фантастическую фабулу. В «Фонтанах виллы д’Эсте» Листа журчащая речь музыки околдовывала, будто блики венецианских каналов с отражающимися в них палаццо. Скрябин с Девятой сонатой вышел в стиле метафизических картин Джорджо де Кирико. Фрагменты балета «Жар-птица» Стравинского-Агости воспринимались как психотриллер, проявленный в фантасмагориях старинных орнаментов-гротесков. По моему субъективному ощущению Лоренцо будет выстраивать свою личную историю общения с классикой, очень небанальную и неканоничную. А технически оснащен он великолепно.


Лоренцо Баньяти


Баньяти чудесный новеллист. Столь же чуткий, бережный и тонкий рассказчик лирических новелл в музыке в моем представлении и Константин Емельянов. Шопен Емельянова -- такое письмо в тайниках альбомных рисунков и дневников. Дух захватывает от сокровенных тем, секретов, что Константин из этих полонезов и фантазий извлекает. Иногда такая экзистенциальная меланхолия засасывает в какие-то бездонные омуты и становится даже по-романтически жутко слегка.


Константин Емельянов


Мощнейшим эпическим даром наделен, конечно, увенчанный многими лаврами мира ученик Элисо Вирсаладзе Дмитрий Шишкин. Его присутствие словно оправдывает уникальный эксперимент концерта/соревнования в великом музее, среди титанических картин барокко и классицизма. Игра Шишкина преломляет кристаллически-мощным сиянием все: и лирику, и сказочность, и странные метаморфозы эпической речи. Она настолько универсальна и совершенна, что становится эхом, отсветом великих иллюзий растревоженного сознания, пробужденного ото сна и красками, и звуками. На «Пианиссимо» Шишкин, скорее всего, главный рыцарь пианистического братства. И его концерт является и кодой фестиваля, и исторической перспективой в будущее.


Текст: Сергей Хачатуров

Фото: Денис Денисов

Мы благодарим фестиваль "Pianissimo" за предоставленные материалы.

178 views0 comments