• Julia Sumzina

Образ Парижа в кино французской «Новой волны». Часть II. Годар.

Жан-Люк Годар — знаковая фигура в истории кино. Им восхищаются, у него учатся, его презирают, но мало кто из тех, кто видел его работы, может сказать, что равнодушен к зануде-режиссеру, совершившему прорыв в кино 60-х. Он показал современный ему Париж, тот город, в который нельзя было не влюбиться.


Жан-Люк Годар и Рауль Кутар на съемках фильма "На последнем дыхании". Фото: Raymond Cauchetier.


Жан-Поль Бельмондо и Джин Сиберг на съемках фильма "На последнем дыхании". Фото: Raymond Cauchetier.


«На последнем дыхании» (1960), созданный Годаром совместно с Франсуа Трюффо и Клодом Шабролем — двумя другими определяющими фигурами Новой волны, — отражает Париж современный авторам и совершенно не теряющий своего шарма по сей день. Мы смотрим черно-белый фильм, не замечая отсутствия палитры. Потрясающая операторская работа Рауля Кутара кажется необычной даже сейчас, в век цифровых технологий. Весь фильм словно одна большая легкая глазу экскурсия по Парижу с его кафе, стеклянными витринами и Елисейскими полями, где стоит с газетами главная героиня в исполнении Джин Сиберг. Стройный Правый берег с его великолепными фасадами и вычурными крышами, Левый — более модный и гламурный. Легкое настроение авантюр, флирта, всего того, о чем мечтала французская молодежь начала 60-х. Летний Париж с видами на Триумфальную Арку и Эйфелеву башню, в котором не хочется верить в печальную концовку, придает фильму типичное для Годара настроение абсурдной философичности.



Известно, что именно из годаровских фильмов брали приемы, сцены, цвета, и даже иногда сюжет, Тарантино и Бертолуччи, Долан и Луи Гаррель, но все же смотреть оригиналы порой даже интереснее. Так происходит и с «Бандой аутсайдеров» (1964), где Париж совсем не такой, как в «На последнем дыхании». Картина снова черно-белая, но все оттенки намного мрачнее, мы попадаем во французский фильм-нуар. И все же, Париж не был бы Парижем без прогулок по бульварам, курсов английского в одном из старых зданий в центре города, без бистро и кафешек, без Лувра. Именно Годар первым обыграл повторение рекорда скорости посещения музея, путем пробега по Лувру в исполнении двух парней и одной девушки. Зрители слышат модную музыку, а главные герои танцуют в кафе, после этого они отправляются гулять по ночному Парижу, освещенному огнями, и влюбляться. Все это и есть жизнь столичной молодежи во Франции времен рождения Новой волны, герои Годара — современные ему молодые люди, пытающиеся найти себя в столице или где-то далеко от Франции.


Увлечение Годара, и не только его, левыми идеями нашло отражение уже в картине «Мужское женское» (1966). В отличие от снятого годом позже фильма «Китаянка», основная линия «Мужского женского» — это отношения между людьми, политика и идеология играет огромную роль в жизни главного героя, но все же персонажи не только обсуждают свои взгляды. И снова Годар знакомит нас с Парижем «от и до», от дискотек, музыкальных автоматов и автоматов для игры в пин-бол до целующихся мужчин в сортире кинотеатра. Его герои — настоящие синефилы, они слушают классическую музыку и встречаются по утрам в кафе, чтобы обсудить последние новости коммунистического движения, они влюбляются и стараются делать карьеру на сцене, пытаются найти смысл жизни. Наверно, именно этот образ мы представляем каждый раз, когда кто-то упоминает «парижан».


Продолжение следует…


Текст: Юлия Сумзина (@js_artsreview)

Фото: Raymond Cauchetier

Видео: Madman Films, Le Projectionniste

17 views0 comments