• Julia Sumzina

Александра Гринчак: "Поэзия — это способ передать тончайшие струны своей души через слова..."

В преддверии Нового года мы продолжаем знакомиться со студенткой АРБ им. А.Я. Вагановой Александрой Гринчак. Кроме балета, девушка активно занимается литературным творчеством. Часто она выкладывает в социальных сетях стихи собственного сочинения и даже выпустила сборник своих работ.

Александра поделилась с нами не только стихами, но и рассказала о своем увлечении поэзией.




Люблю гулять вдоль улиц темных,

Сияющих огнями вдоль реки.

Найти случайно угол скромный,

Где слышен трепет дождевой воды.

Вдыхать прохладный воздух ночи

И потерять рассудок от него.

Бежать по переулкам, что есть мочи

И чувствовать себя легко.

И ощущать касания дождя,

Что барабанит нежно по руке.

Иль убежать, на звёзды глядя,

К пылающей огнём воде.



Поэзия — это не просто способ организации речи. Поэзия — это способ передать тончайшие струны своей души через слова, возможность очистить собственное сознание и постараться тронуть сердца других людей своим творчеством.

Я всегда очень любила этот вид искусства. У меня были друзья, которые писали стихи, и они предлагали мне тоже попробовать, но я относилась к этому с большим предубеждением.

Мне казалось, что это — 100% не мое, что у меня не выйдет и зачем пытаться делать то, к чему у тебя нет предрасположенности и таланта.

Но в 15 лет я решила попробовать. В начале писала небольшие четверостишия для Инстаграма, дальше более длинные стихи.


Я получала такое удовольствие, когда удавалось складывать слова в рифмы, как в математике. В начале я просто находила рифмы в других стихах, которые мне очень нравились, например:

Известия/созвездия

Лунный/юный

Цветами/устами

Я старалась соединить их, чтобы получился смысл. Со временем рифмы запоминались, и сейчас я пишу стихи, отталкиваясь от своих чувств, от мыслей, которые я хочу передать. Я продумываю фабулу и эстетическую окраску словосочетаний, стараясь находить новые формы, которые цепляют.


***

Наверное сложно учиться ходить,

Говорить, держать ровно плечи.

Учиться молчать, и других лишь хвалить,

Никогда не отказывать в встрече.


Нас учат читать, умножать и делить,

Вызубривать модули трения.

Мы знаем, что если на силу давить,

Возникнет большое давление.


Мы учим кислоты и формулы газа:

CO2 помним как «Отче наш».

Но почему-то, нам не сказали сразу,

Что жизнь вся пройдёт с C2H5OH.


Бежим с кабинета в другой кабинет:

Физика, химия, русский.

Предметов так много, как в небе планет,

Но никто нас не учит воспитывать чувства.


Никто не сказал как важно любить,

И как контролировать дрожь.

Никто не сказал, как нам счастливо жить,

И не реагировать на глупую ложь.



Что касается настроения моего творчества, иногда я перечитываю свои стихи и мне кажется, что их писал очень пессимистичный человек, депрессивный и с огромным количеством эмоциональных травм.

Часто, после того, как я выложу что-то в Инстаграм, мне пишут знакомые: «Саша, с тобой все хорошо?», «Сань, тебе плохо?», «Шурочка моя, тебя в психушку ещё не положили?».

Я всегда смеюсь и говорю, что мое состояние не должно совпадать с эмоциональным фоном моей лирической героини (смеется). Ведь я же не всегда пишу о своей жизни или о своём личном опыте, зачастую я вдохновляюсь героинями из разных книг, песен, историй, балетов и ставлю себя на их место, интерпретируя их чувства в свои стихи.


Из поэзии я больше всего люблю русский Серебряный век. Лирика этого периода подарила нам возможность расширить своё «я» и не зацикливаться в рамках личного опыта. К примеру, Зинаида Гиппиус или Анна Ахматова не всегда создавали свои шедевры из личного опыта.

Хотя, Николай Гумилёв, как раз, и не любил многие стихи Анны Андреевны, ведь после таких строк как: «Муж хлестал меня узорчатым, вдвое сложенным ремнём» вокруг семьи Гумилевых ходило слишком много слухов.


***

Зачем нужна мне красота?

Она вредит, она все портит.

Хоть жизнь и ставит на места

Тех, кто только на неё и смотрит.


В чем толк от цвета бирюзы,

Что отливает с моих глаз?

В них нет ни жизни, нет судьбы,

Они не стоят моих фраз.


Зачем мне волосы длиной до пола?

В чем их полезность, в чем их толк?

Лишь защищают все они от взора

Людей, что знают принципы и долг.


В чем польза от груди

И талии, что тоньше ветки?

Если никто не хочет в них найти,

Хоть что-то слаще сахарной конфетки.


Что если моя внешность лишь барьер,

И никто не смотрит дальше бюста?

А важен лишь один размер,

Причём, не знаний и не вкуса.


Никто не ищет сердце и не раскрывает души.

При этом упрекают в пустоте,

В том, что внутри лишь фальшь

И нет ничего глубже.


Как перестать тогда любить так сильно

Тех, кто этого не просит?

Тех, кому не надо чтоб внутри была моя душа.

Тех, кто меня в конце концов и бросит…



У каждого поэта есть своя исключительная черта, поэтому выделить кого-то одного сложно.

Первый поэт, который и привил мне любовь к лирике, — это Сергей Есенин. Для меня он самый любимый, скорее благодаря собственным эмоциям, чувствам и воспоминаниям связанными с ним.

С 13ти лет в моей сумке всегда лежит маленький сборник его стихов, который объездил уже полмира, побывал на множествах конкурсов, просмотров и стажировок.



И так забавно сложилась судьба, что первое место, куда меня повели по приезде в Петербург, было кафе «Счастье» у Исаакиевского собора. И тогда я узнала, что именно там и была та самая гостиница «Англетер».

Сейчас это мое любимое место в Питере, оно обладает невероятной энергетикой. Сколько раз, когда мне было тяжело, я приходила, садилась на крайнюю лавочку под кустом сирени и старалась ни о чем не думать...

В творчестве Сергея Есенина, меня всегда больше всего цепляло его умение складывать предложения в рифмы. Когда читаешь его стихи, создаётся ощущение, что он просто рассказывает историю, а рифма и красота слов появились случайно. И эта гениальность его таланта поражает больше всего.


***

Надо пытаться как-то жить

С пустотой и чувством холода на кончиках пальцев.

Надо пытаться никого не любить,

А то от сердца может ничего не остаться.


Нужно смеяться и с легкостью прятать,

Терпкие раны внутри души.

А если будешь, как слабые, плакать,

Сперва надень на лицо маску лжи.


Научись прятать за яркой улыбкой

Блеск глаз пропитанных болью.

Даже когда металлической скрипкой,

Играют на нервах симфонии кровью.


Научись не показывать боль или слабость.

И не писать стихи о грусти.

Когда твои чувства переходят в банальность,

В них нету не капли искусства.


Со временем, конечно же, я открывала для себя все больше поэтов и пополняла свой список любимых стихотворений. Среди любимых поэтов: Анна Ахматова, Владимир Соловьев, Александр Блок, Константин Бальмонт, Владимир Маяковский, Иосиф Бродский, Иван Аксаков, Михаил Лермонтов, Александр Пушкин, Фёдор Тютчев, перечислять можно долго...

Ближе всего мне по духу, наверное, символисты. Я сама по характеру очень ранимая и тонко чувствующая, и меня очень трогает то, как в своих произведениях символисты старались отобразить жизнь каждой души.

Но также, мне очень нравится творчество акмеистов и то, как они укладывают фабулу в минимальное количество строк. В этом, как мне кажется, и заключается гений писателя. Как рассказывалось в той «легенде»: Однажды Эрнест Хемингуэй поспорил, что сможет написать самый короткий рассказ, способный растрогать любого.

Он выиграл спор: «Продаются детские ботиночки. Неношеные».


***

На горячей щеке высохли

Последние следы кипящий слёз,

Что падая, заставляли таять белый снег,

Создавая весну, во времена зимних грёз.


В голубых глазах потух огонь,

А холод пробил до мурашек грудь.

И нету сил смотреть,

И нету сил последний раз вздохнуть.


А в туманно-темной дали,

Где нет ярчайших синих звёзд.

Все мысли сотканные из печали,

Не чувствуют так нужную им злость.


И в этот миг душа трепещет и боится,

И жаждет невозможное вернуть.

Она не сможет примириться,

Что ей пришлось мечту спугнуть.


И ей не спрятаться от боли,

И не уйти от жарких грёз,

Да только, сил нет против воли:

Бежать и падать. Вновь и вновь.


Уже давно чем жили мысли

С тревогой, с трепетом, с любовью,

В дыре всепоглощающей зависли

И режут раны терпкой болью.

Все то, во что так верили безумные порывы,

На что надеялась любовь,

Что создавало в планах взрывы,

Уж никогда не вспыхнет вновь.


Потому такое слабое — пустое сердце,

И кажется оно высокомерным и изящным.

Оно живет лишь по инерции,

И не отрицает бунт внутри смотрящего.

Ему так хочется любить и плакать.

Раскрыть осколки битой в прах души.

Заставить ледяную гордость таять,

Но нет. Последний. Вздох. Души…


***

В камине горят листы

С растекающимися на них нотами.

На столе лежат изуродованные холсты,

Но голова вся забита другими заботами.


В тетради нет бумаг без чернил,

Перечеркивающих заглавные буквы.

А на полу лежит разбитый винил

Без единого приятного звука.


Но что сделать, когда в руках нету искр?

Когда всё уродуется от их касания?

Сколько бы не было от краски брызг,

Без души человек не создаст возгорания.


Истерики переходят в комедии,

И в творчестве слишком много лжи.

В этом и заключается трагедия —

Боли и злости пустой души.



Но мы говорим не только о вкусах, и, если задуматься, что я хочу выразить с помощью стихов… Иногда это, возможно, молчаливый крик. В тот момент, когда я не могу что-то сказать напрямую, но хочу чтобы окружающие поняли, что происходит внутри меня... Или просто меня переполняет вдохновение и эмоции, которые лучше всего получается выразить через поэзию.


***

Моя кровь отбивает ритм твоего сердца

И закипает от бешеного темпа.

Мои желания острее перца

Горят от рассудительного тембра.


И каждый раз пронзает дрожь

И я безудержно смеюсь,

Когда ловлю твой взгляд — как нож,

Смотрящий вглубь моих нежных чувств.


Ты настолько холоден и сдержан,

Что обжигаешь как синий огонь.

Ты так спокоен и безмятежен,

Что кажешься для меня лишь сном.


***

В конце концов, ему же хуже.

Ему должно быть больно, не смешно.

Оставил сердце в темной луже,

И злиться не пойми о чем.


Ему должно быть жутко больно.

Он должен чувствовать озноб.

Он должен злится от разлуки,

А не молчать под знаком стоп.


А я же, ничего не потеряла.

Лишь отпустила ложную любовь.

Возможно, жаль, что променяла

Свою свободу на 5047 часов.


Он потерял не крики или слёзы,

Не ту, что мысли все кружила.

Он потерял не белые березы,

А девушку, которая так искренне его любила.



Все стихи, представленные в материале написаны Александрой Гринчак.

Материал подготовила Юлия Сумзина

Фото: Федор Кустов

Макияж: Александра Гринчак

Ретушь: Юлия Сумзина

Эксклюзивно для La Notte Magazine


81 views0 comments